Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Сергей Ляшенко

С.Л.-art. Моя авторская художественная галерея

Вы обращали внимание, что все дети в раннем возрасте рисуют. Способность и потребность рисовать - это у человека врожденное. Я это понял после 40 и начал рисовать.
Рисую-пишу от души, то бишь как Бог на душу положит.
Мои живописные работы глубоко личные и дороги мне.


Сергей Ляшенко



"ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА" (холст, акрил, авт-я техника) - посвящение моим любимым художникам



"ПОРТРЕТ ДЕВОЧКИ" (бумага, пастель) - посвящение моей внучке


"Я люблю живопись и город Кёнигсберг" (этюд, холст, акрил, мастихин)

"Лодка" (этюд, бумага, акрил)

"Vincent" (холст, масло)
"Подсолнухи" (холст, масло)
"Пара башмаков" (гуашь, акрил)



"John Lennon" (холст, масло)



"Поэту Хулио Кортасару, который истинно видел, любил, ощущал" (тон. бумага, масл. пастель)



"Мужчина-скалолаз на вершине" (холст, акрил) - по песне В.Высоцкого "Вершина" ("Здесь вам не равнина...")



"Красный двойной портрет" (холст, акрил) - по песне В.Высоцкого "Баллада о Любви"



"Художнику и лошаднику Люсьену Фрейду" (тон. бумага, масл. пастель)



"Старик и Море" - по философской притче Эрнеста Хемингуэя
(тон. бумага, масл. пастель)

"Цой" (уголь)
"БГ" (гуашь)


"Yellow Submarine" (холст, акрил, мастихин)



"Мой любимый аллюр галоп. По-нашему, по-казачьи - намёт" (бумага, акрил)


"Степные ромашки и маки в керамическом кувшине" (бумага, акрил)




"ЛЮБОВНОЕ  НАСТРОЕНИЕ" (тон. бумага, масл. пастель) - посвящение художнику Вонг Кар Вай

"Муза художника в теплых тонах" (двп, масло)


"Танец с музой" (эскиз-набросок, акрил на бумаге)




"АДАМ и ЕВА" - по мотивам картины КЛИМТА (холст, акрил, смешанная техника)
"Дождь для нас" (гуашь) - по мотивам песни Виктора Цоя
"Сима" (холст, масло)
"Взгляд" (холст, акрил)
"Суета сует, - всё суета!" (холст, масло) - по Библейским мотивам
"Женщина и яблоко" (гуашь) - по Библейским мотивам, Песни Песней



"Девушка - Мечта" (холст, акрил, мастихин)



"ВЗГЛЯД - КАК ВЫСТРЕЛ" (тон. бумага, масл. пастель)



"ЛИРИКА" (art-инсталляция с акваэтюдом)
-----------------------------------------------------------------------------------------------------
----------------------------------------------------------------------------------------------------
Мне нравится фотография. Фотография дает возможность запечатлеть увиденное глазом. Фотография - хорошее подспорье для работы художника.
Я сам редко фотографию. Есть цифровая "мыльницу", чтобы сфотографировать свои рисунки. И тогда иногда внезапно появляется желание щелкнуть фотоэтюд.
ЕСТЬ РАБОТЫ НА ПРОДАЖУ - см. https://www.facebook.com/lyashenko.serg
Мой e-mail:    albom-bogomola&yandex.ru
Сергей Ляшенко

Кинороман "Тихий Дон" (1958). Казак Григорий Мелехов и дворянин Петр Глебов

"Я  до чертиков люблю Дон, весь этот старый, веками складывавшийся уклад казачьей жизни. Люблю казаков своих, казачек — всё люблю!.. И вот еще, когда цветет подсолнух и над Доном пахнет смоченными дождем виноградниками, — так глубоко и больно люблю…"
Михаил Шолохов

Актеров на главные роли экранизации своего романа Сергеем Герасимовым и место для съемок – хутор Диченский Каменского района - выбрал сам Шолохов.

Петр Глебов родился в 1915 в Москве в семье потомственных дворян.

В февральскую революцию семья уехала из Москву в свое деревенское имение. После октябрьской революции семья лишилась всего имущества - московского дома и имения. Отец Петра, как конезаводчик-знаток лошадей, устроился служить при новой власти ремонтером (специалист, отбирающий лошадей для нужд армии), много разъезжал, заболел тифом и в 1922 году умер. Семья после смерти кормильца жила в деревне, бедствовала. Юному Петру в это время пришлось познать крестьянский быт и труд. Он научился управляться с лошадью и хорошо ездить верхом.

На фронт в Отечественную П. Глебов ушел добровольцем. Войну прошел гвардии сержантом, командиром зенитного орудия ( фронтовое фото ).

Думаю можно сказать, что судьба вела П. Глебова, выбравшего делом своей жизни актерскую стезю, к его главной судьбоносной роли – казака Григория Мелехова. Он говорил, что знание крестьянского быта, труда, армейской фронтовой жизни очень ему помогли, когда он снимался в «Тихом Доне».

На Мосфильм он зашел с целью немного подзаработать в съемке эпизода в роли казачьего офицера в массовке. Режиссер Сергей Герасимов случайно услышал его голос, очень им впечатлился и, не взирая на проблематичный возраст актера ( 40 лет), снял его кинопробу на роль Григория Мелехова.
Шолохов терпеливо просмотрел все кинопробы многочисленных претендентов на роль Григория Мелехова, много курил, одну за другой, после просмотра сказал: «Ну что вы у меня отняли столько времени. Я здесь только одного казака вижу».

День, когда его утвердили на роль, Петр Глебов называл днем своего второго рождения. Этот день для него стал радостным вдвойне – в это же день родилась его вторая дочь, которую он потом называл Алёнка-тиходонка.


источник фото, оригинал

Петр Глебов: «Я был влюблен в каждое движение души Григория Мелехова, потому что ясно видел абсолютную правду неповторимой человеческой личности, попавшей в водоворот сложнейших социальных потрясений. На съемках я жил жизнью Григория Мелехова, мучился его сомнениями, любил его любовью».


источник фото, оригинал

Как только П. Глебов прибыл на место съемок, ему подвели породистого коня по кличке Диктатор, на котором он снимался во всех батальных сценах (судя по рыжей масти и экстерьеру коня, скорее всего, это конь донской породы, дончак - см. фото ). С этого коня  во время съемок сцены лихой атаки П. Глебов один раз все-таки улетел и травмировал себе плечо. Неделю лечился.

П. Глебов любил петь. Зная любовь казаков к песне, предложился режиссеру С. Герасимову спеть в кадре. Герасимов согласился. П. Глебов: «Я порасспросил старушек на хуторе, и одна мне подсказала песню «Пташка-канарейка». И в конце третьей серии, когда сцена пьяного разгула и полный раскосец уже: неизвестно, куда и за кем идти, — тут и красные, тут и белые, Григорий поет: «Ляти, пта-ашка, ка-анарейка, ляти в гору высоко… пропой песню про несчастье про мое…».

В массовках фильма снимались местные казаки. Вот одно фото местных казаков с главными героями – Григорием и Аксиньей.

Принимал фильм Шолохов и вся станица Вешенская.

П.Глебов: «Когда мы привезли фильм в станицу Вешенскую сдавать его Шолохову, пленка сутками крутилась в клубе. Люди ждали, когда закончится очередной сеанс, чтобы тут же снова заполнить зал. А мы сидели у Шолохова, выпивали, закусывали… Шолохов был добрейший, демократичнейший человек. Казалось бы, что я ему? Нет, утром, после нашей разгульной ночи, когда я искал пуховые платки в подарок нашим героиням (ни Быстрицкой, ни Хитяевой с нами не было), будит меня Михаил Александрович - несет две бутылки шампанского опохмелиться и двух лещей».

Много позже после съемок фильма уже взрослая дочь Петра Глебова интересовалась своими родовыми корнями и узнала, что у них в роду был прославленный герой Отечественной войны 1812 казачий генерал Василий Васильевич Орлов-Денисов ( см. здесь ).  Петр Глебов был потрясен фактом своего кровного родства с донскими казаками.



Петр Глебов верхом на коне ( фото из личного архива П. Глебова )

Для меня этот фильм-экранизация романа "Тихий Дон" -  образец серьезного, уважительного, бережного отношения к серьезному литературному произведению.

Сергей Ляшенко

Назым ХИКМЕТ. Человек-море


"Надо быть морем, брат"
Назым Хикмет



И снова я на палубе открытой
как эта парусиновая роба
морской водой и проволочной щеткой отстиранная
весь в тоске насквозь
и это в знойной южной деревушке
где солнце в небе устали не знает
и успевает обжигать загаром
девчонок молодых и абрикосы

9 июля 1958. Архипо-Осиповка
---------------------
Итак пора побыли уезжаем
счастливо оставаться друг мой море
немного мы твоей набрали гальки
совсем немного синей-синей соли
набрались бесконечности немножко
немножко глубины твоей и света
и чуточку твоей большой печали
и нас еще чему-то научила
твоя судьба твое предназначенье
немного больше стало в нас надежды
немного больше в нас от человека
итак пора побыли уезжаем
счастливо оставаться друг мой море

27 июля 1958. Пицунда
---------------------
Над морем рыжее облако,
на море серебряный корабль,
в море желтая рыба,
на дне голубая водоросль,
на берегу голый человек - стоит, думает:
"Кем мне быть - рыбой,
облаком,
кораблем
или водорослью?"
Ни тем, ни тем и ни тем.
Надо быть морем, брат,
с его рыбой и водорослью,
с его кораблем и облаком.

1958





автор фотографий моря - художник Маша Якушина  yakushina
фото из поста - http://yakushina.livejournal.com/221104.html
Сергей Ляшенко

Лев Толстой и Семен Буденный: Нет на свете более благородного животного, нежели лошадь

Лев Толстой и Семен Буденный были превосходными наездниками и знатоками лошадей.
С детства до глубокой старости они регулярно с удовольствием садились в седло. Как-то, уже в глубокой старости Толстой подсчитал, что в седле он просидел в общей сложности около семи лет и этим фактом гордился.

В конюшне его усадьбы Ясная Поляна была английская кобыла Фру-Фру (лошадь Вронского в романе «Анна Каренина» писатель тоже назвал Фру-Фру). «Если ставить целью скорость, — говорил Толстой, — то тут не приходится обижаться, английские лошади в этом случае будут первыми». Но любимцем писателя был Делир, полуарабский конь с веселым нравом и тихим размеренным шагом. Во время езды шагом Толстому лучше думалось. А скачки были его страстью, он признавался, что его «забрало» описание скачек в «Анне Карениной».
Однажды Лев Толстой  прогуливался вместе с гостившим у него И.С.Тургеневым. Недалеко от усадьбы, на выгоне, они увидели старого, худого, измученного крестьянского коня. Толстой подошел к мерину, погладил его и стал вслух говорить то, что, по его мнению, должен был чувствовать и думать этот изнуренный жизнью и плохим отношением к нему конь. Тургенев, пораженный тем, как Толстой вошел в положение этого несчастного существа, не выдержал и сказал: «Послушайте, Лев Николаевич, право, Вы когда-нибудь были лошадью». 
После этого эпизода Толстой задумал и написал повесть «Холстомер» о мерине-философе. Сюжетом повести послужила реальная история орловского рысака по кличке Мужик I, прозванным за свой размашистый ход Холстомером.

«Холстомера» Семен Буденный прочел еще при жизни автора, и эта повесть стала его любимой – его родные говорили, что он цитировал её наизусть.

Семен Буденный, уроженец Дона, с малолетства прошел казачью школу наездников. Воевал кавалеристом на русско-японской войне, после которой в 1908 г. с отличием окончил Высшую офицерскую школу наездников (Петербург), а затем на первой мировой и гражданской.

На Дону, в 1918 году казак подарил Буденному лошадь по кличке Казбек. Буденный: «Я с благодарностью принял подарок: какой же кавалерист откажется от такой великолепной — я то уж знаю!— лошади? Жаль не встречался я больше с тем казаком, а то еще 100 раз сказал бы ему спасибо за Казбека. На этом жеребце я отвоевал всю гражданскую, верой и правдой он служил мне до самой своей смерти. Он стал главной лошадью в моей кавалерийской жизни, хотя я ездил на многих.  К сожалению, лошадиный век гораздо короче человеческого. Вторым, почти столь же любимым, стал Софист. Но Софист — для мира, для праздника. А Казбек — под пули, под шашки, в огонь и в воду. Мы ведь и людей на эту чашу весов бpocaeм».
Буденный на жеребце буденновской породы по кличке Софист принимал парады, на этом коне офицер Григорий Череда в 1956 году выиграл золото Чемпионата Европы по выездке в Бухаресте.

Семен Буденный: «Нет на свете более благородного животного, нежели лошадь. Учите молодежь любить коня».

На фото 1 и 2 - Семен Буденный, его сын Миша и его любимый конь Софист  фото 1 , фото 2

Семен Буденный  внес выдающийся вклад в коннозаводство и развитие конного спорта в СССР.
Сын Буденного, Михаил, впоследствии стал мастером спорта в конкуре и выездке (лошадей себе готовил, как говорят конники, выезжал лично), был Председателем Федерации конного спорта Советского Союза.

Сергей Ляшенко

Русская красна девица-ягодка



1909, Девушка с земляникой
Автор фотографии - Сергей Прокудин-Горский – фотограф, первооткрыватель цветной фотографии в России; ученый-химик, получил патент на производство цветных диапозитивов
на фото 1915 – С. Прокудин-Горский
Сергей Прокудин-Горский участвовал в государственном проекте, целью которого было – показать в фотографиях всю Россию. Россию фотограф показал и сделал это, на мой взгляд, превосходно.
Увидеть эти уникальные фотографии нашей прекрасной России (начало ХХ века, дореволюционный период) можно здесь

А к фотографии, так сказать в тему, одна из моих любимых старинных донских казачьих песен - "Зародилась сильна ягодка", в исполнении моего любимого ансамбля "Казачий Круг" - http://www.kaz-krug.ru/pesniarch/76-silnayagodka

Сергей Ляшенко

Нахаленок Михаил Шолохов. Судьба человека


«Хотите знать обо мне больше – читайте мои книги».   Михаил Шолохов

Илл. А. Мосина к рассказу  "Нахаленок"


Когда донскому писателю Михаилу Шолохову было 20 лет, он написал рассказ «Нахаленок». На Дону это прозвище давали незаконнорожденным внебрачным детям.Михаил Шолохов сам был «нахаленком», и это было причиной его детских переживаний.Став постарше, когда родители наконец смогли узаконить свои семейные отношения, юный Михаил сильно переживал из-за того, что он, уроженец Дона, с детства впитавший дух и весь жизненный уклад донского казачества, сам не был из казачьего сословия - его отец был из рязанского купеческого рода, служил приказчиком в лавке отца-купца, а мать родом из украинских крестьян и была прислугой у помещика.   читать подробнее

Написав свой великий роман «Тихий Дон», Михаил Шолохов стал своим и близким для многих донских казаков.
Моя бабка, донская казачка Гликерья Петровна Жаркова, многое пережила на своем веку: ужасы и лишения Гражданской войны, ужасы и лишения Отечественной войны ( в 1941 стала вдовой-солдаткой с тремя малыми детьми на руках; сама война прошла через её хутор), послевоенные голод и нищета, пахота в поле вместо погибших на войне мужиков.
Моя бабка пережила то, о чем в своих книгах правдиво и ярко написал её земляк Шолохов.
Во время бомбежки немцами Вешенской погибла мать писателя. Гибель матери стала для Шолохова тяжелым потрясением. Его слова о матери: «Это была настоящая русская женщина, крепкая, стойкая, большой нравственной силы».
Эти слова в полной мере относятся и к моей бабке Гликерье. Она была сильной, стойкой русской женщиной, но всегда не могла сдержать  слез, смотря  в экранизации Сергея Бондарчука рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека» сцену, когда солдат Соколов признается беспризорнику сироте Ванюшке, что он его отец ( сюжет рассказа не выдуман - весной 1946 года на охоте Шолохов встретил человека, который поведал ему свою жизненную историю).

---------------------------------------------------------------

Памяти моих деда Сергея и бабки Гликерьи с хутора Таловка станицы Боковской Ростовской области



«Всегда и во всём, что бы ни происходило на земле, помните о человеке, не просто о номинальном, а об этом, с его единственной жизнью, с душой, и в самом деле заключающей в себе целый мир»
Михаил Шолохов
Сергей Ляшенко

Тихий Дон. Донские казаки Григорий Мелехов и Харлампий Ермаков


материалы из расстрельного дела донского казака Харлампия Ермакова

Донской казак Харлампий Ермаков был реальным прототипом Григория Мелехова, главного героя романа «Тихий Дон» М.А. Шолохова. Биография Харлампия Ермакова - http://www.rg.ru/2012/02/01/reg-ufo/harlampiy.html

Collapse )


Григорий Мелехов.     Автор рисунка - донской казак-художник Сергей Корольков


Григорий и Аксинья. Иллюстрация С.Королькова к роману "Тихий Дон" (1935)



Художник Cергей Корольков, сам донской казак, стал первым иллюстратором шолоховского романа(1935).
Шолохов считал его иллюстрации лучшими, называл их "поистине уникальными", а самого художника  -  по-дружески тепло – Королёк.
Биография и работы донского казака-художника Сергея  Королькова - см. ссылку
http://hlenka.livejournal.com/12726.html


Памятник "Тихому Дону" на берегу Дона в станице Вешенская


Памятник Донским казакам в Донской степи
Сергей Ляшенко

Царь Николай II, интеллигент Антон Чехов, сапожник-пролетариат Федор и нечистая сила

Попала мне сегодня в руки любопытная книга «Круг чтения семьи Романовых» – сборник литературных произведений, о чтении которых  Николай II упомянул в своих дневниках. Николай II был высокообразованным человеком, знал несколько иностранных языков и был большой любитель чтения книг по истории и классической литературы. Любимые его писатели – Гоголь и Чехов.
В этой любопытной книге рассказ Антона Павловича Чехова «Сапожник и нечистая сила». Решил я написать пост об этом рассказе в виде конспекта, как в советское время конспектировал в ВУЗе первоисточники марксизма-ленинизма. Итак, конспект - краткий пересказ сюжета, мысли и цитаты Чехова.

ЧТОБЫ СТАТЬ БОГАТЫМ, НАДО УМЕТЬ ГОВОРИТЬ КОМПЛИМЕНТЫ НЕЧИСТОЙ СИЛЕ
Сапожник Федор устал от своей бедности, от своей тяжелой беспросветной жизни, а тут удача – среди заказчиков встретился ему черт. «Он сообразил, что нечистая сила встретилась ему в первый  и, вероятно, в последний раз в жизни и не воспользоваться её услугами было бы глупо. Он пересилил себя и решил попытать счастья. Заложив назад руки, чтоб не креститься, он почтительно кашлянул и начал:
- Говорят, что нет поганей и хуже на свете, как нечистая сила, а я так понимаю, ваше высокоблагородие, что нечистая сила самая образованная. У черта, извините, копыта и хвост сзади, да зато у него в голове больше ума, чем у иного студента.

- Люблю за такие слова, - сказал польщенный Черт Иванович»
и сделал Федора богатым человеком в обмен на его душу.

КАК БОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК РАЗГОВАРИВАЕТ С РАБОЧИМ ЛЮДОМ
«- Что прикажете, ваше высокоблагородие?
- Молчать! – крикнул Федор и топнул ногой. – Не смей рассуждать и помни свое сапожницкое звание, какой ты человек есть! Болван! Ты зачем пришел?

- За деньгами-с.
- Какие тебе деньги? Вон! Человек, дай ему в шею!»

КАК БОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК РАЗВЛЕКАЕТСЯ
«И как это господа не полопаются от  такой еды! – думал он. Сытость была неприятная, тяжелая, и, чтобы развлечь себя, он вынул из кармана толстый бумажник и стал считать свои деньги. Денег было много, но Федору хотелось еще больше. Бес в синих очках принес ему другой бумажник, потолще, но ему захотелось еще больше, и чем дольше он считал, тем недовольнее становился.
Всю ночь не спал он и то и дело вставал, чтобы взглянуть, цел ли сундук с деньгами.
- Ну, жизнь анафемская! – подумал Федор. – Тьфу!»


ФИНАЛ ИСТОРИИ
«По улице взад и вперед сновали кареты и сани с медвежьими полостями…
Теперь Федору казалось, что богатым и бедным одинаково дурно. Одни имеют возможность ездить в карете, а другие – петь во все горло песни и играть на гармонике, а в общем всех ждет одно и то же, одна могила, и в жизни нет ничего такого, за что бы можно было отдать нечистому хотя бы малую часть своей души».